Интерьеры известных дизайнеров

Интерьеры известных дизайнеровИнтерьеры известных дизайнеров.

Карим Рашид с супругой Иваной Пурич.

Самый жизнерадостный дизайнер Карим Рашид родился в Египте, вырос в Канаде, женился на уроженке Сербии, сотрудничает с компаниями всего мира и большую часть жизни проводит в самолетах. Но своим родным городом уже давно считает Нью-Йорк – именно там находится его бюро, где разработаны уже 3000 тысячи объектов, от корпусной мебели до авторучек. Недавно Карим и его жена Ивана Пурич наконец обзавелись жильем, способным вместить хотя бы часть этого изобилия. Супруги приобрели 170-метровый лофт на Манхеттене, в богемном квартале Челси. Перед тем как найти его, я осмотрел порядка 40 лофтов в этом районе, вспоминает дизайнер. – Что мне понравилось здесь больше всего, так это ориентация на юго-запад. В квартире солнечно с раннего утра до самого вечера . Ремонт занял всего шесть месяцев. Все решения супруги принимали вместе – и, как они уверяют, почти всегда единогласно. Первым плодом их совместных дизайнерских усилий было розовое виниловое половое покрытие.

Гостиная в лофте Карима Рашида.

Почти вся мебель здесь – произведения хозяина, созданные в разные годы для различный брендов. Это и светло-желтый диван и кресло из зеленого пластика, внутри обитое черной кожей и стеклянный кофейный столик.

Стеллаж дизайна Карима Рашида.

На стеллаже выставлены семейные фотографии, редкие игрушки и модели-прототипы любимых объектов дизайнера.

Шкаф разработанный Каримом Рашидом.

В шкафу выставлена коллекция дизайнерских безделушек, привезенных из поездок по всему миру.

«Розовый для меня – это тот же белый, только еще более оптимистичный», говорит дизайнер о своем любимом цвете.

Стол разработанный Каримом Рашидом.

Стены между спальней и гостиной разобрали и заменили раздвижными перегородками из полупрозрачного стекла.

Спальня Карима Рашида.

Кровать разработана самим Каримом Рашидом. На стене его же абстрактная картина, написанная для выставки в нью-йоркской галерее Elga Wimmer.

Кухня Карима Рашида.

Ванная комната тоже преобразилась: темные бетонные полы и стены Карим выложил цветной плиткой с принтами в духе шестидесятых годов. В неприкосновенности он оставил только кухню – лишь обклеил обращенные к гостиной стенки шкафчиков обоями собственного дизайна.

Ванная комната в квартире Карима Рашида.

Пространство стало идеальным фоном для объектов Рашида. Свой стиль, для которого характерны мягко изгибающиеся линии и яркие краски, он определяет как «чувственный минимализм.

А как иначе назовешь это причудливое сочетание органических форм и чистой геометрии, ставшее возможным благодаря использованию компьютерных технологий и ультрасовременных материалов? Обстановка в доме постоянно меняется. «Мой отец переставлял мебель и перевешивал картины чуть ли не каждый месяц, говорит дизайнер. – Видимо, я пошел в него.

Дизайнеры Уильям Даймонд и Энтони Баратта сделали яркий дом, в котором не бывает грустно. В интерьере с цветочными принтами круглый год царит весна.

Яркий дом, в котором не бывает грустно.

Хозяева этого роскошного особняка Дэвид и Верна Джордж из той породы людей, которые привыкли взвешивать каждое слово и действовать наверняка. «До того как построить здесь дом, мы с детьми двадцать лет ездили сюда отдыхать, — рассказывают они. — Словом, у пас было время осмотреться и подумать». Остров Каптива в Мексиканском заливе, о котором идет речь, знаменит своими живописными пляжами, бирюзовым небом и ослепительно ярким солнцем. Эти же сочные краски были положены в основу оформления интерьера. Благодаря чему дом и пейзаж кажутся естественным продолжением друг друга.

Яркие краски для оформления интерьера декораторы позаимствовали у природы острова Каптива, на котором расположен дом. Диваны и кресла сделаны по эскизам Уильяма Даймонда и Энтони Баратты. Обивочные ткани также изготовлены на заказ.

Лестница. Роспись стен-Эрик Бир.

Абсолютно белый снаружи, внутри дом представляет собой настоящее буйство красок. «Мы долго не решались на такое оформление интерьера, — продолжает хозяйка, — и вообще на какое бы то ни было оформление. Построив здание но проекту архитекторов из бюро Stoff Соопеу, мы целых три года прожили в нем без всякого декора, давая себе возможность собраться с мыслями и найти единственное правильное решение». Так что когда Дэвид и Верна наконец пришли к дизайнерам, они твердо знали, что им нужно: «Яркий цвет.

Невозможно переборщить с цветом, когда за окном такое яркое солнце.

Дизайном интерьеров занималось известное бюро Diamond Baratta Design, основанное Энтони Бараттой и Уильямом Даймондом. Подбирая ключевой оттенок для отделки стен и мебели, они сделали ставку на аквамарин — цвет, в котором сочетаются небо и море. Л затем дополнили его всеми опенками тропической флоры. Красок не жалели. «Невозможно переборщить с цветом, когда за окнами такое яркое солнце!» — уверены дизайнеры.

Холл застелен ковром с греческим орнаментом.

Использованные в отделке зеркала делают интерьер еще более воздушным и легким.

Спальня хозяев. Стена в нише декорирована бархатом.

Стены затянули бирюзовым льном. Полы застелили мягчайшими коврами с рисунком того же оттенка. Большую часть тканей и мебели изготовили на заказ но эскизам авторов интерьера. Почти все столешницы сделали из стекла, а в отделке комнат использовали мною зеркал. Благодаря этому интерьер выглядит очень воздушным и легким. Во всем доме, точь-в-точь как и за его пределами, очень много растительности. На пату спальни цветут гибискусы и страстоцветы. А на стенах главной лестницы растут высокие пальмы. Эту красочную фантазию па тему пейзажей Флориды создал художник Эрик Бир. Дополнительную игру светотени создают ажурные деревянные решетки, использованные в оформлении стен и окон. С ними перекликаются резные спинки стульев и всевозможные витиеватые геометрические орнаменты на коврах и тканях. Несмотря на обилие ослепительно белых деталей, дом поражает своей яркостью. Чтобы решиться на такое оформление, нужна смелость. «Нам потребовалось три года на раздумья, — напоминают хозяева. Зато в итоге мы получили великатепный результат, который устраивает нас на все сто.

Карнавала не будет.

Главное правило французского архитектора Лорана Круассандо: «Не больше трех цветов в одном интерьере!» Даже если это-интерьер дома в ярком и красочном Рио-де-Жанейро.

Лоран Круассанло всегда придерживается стро­гого дресс-кода. В его гардеробе всего три цвета: черный, белый и бежевый. И хотя в своих проек­тах он использует разные краски, их количество также никогда не превышает трех. «Когда хозя­ин этих апартаментов, коллекционер из Рио-де-Жанейро, обратился ко мне с просьбой оформить интерьер, — вспоминает Лоран, — я сразу понял, что в моем «трико­лоре» обязательно будет черный. Почему? Потому что в та­ких странах, как Бразилия, где все вокруг яркое и красочное, черный цвет всегда смотрится особенно драматично.

Фрагмент гостиной. Винтажная мебель 1960-х годов сделана из палисандра.

Идею соединить этот выразительный цвет с белым Лоран нашел в буквальном смысле у себя под ногами, во время прогулки по набережной Ипанема. Тротуар знаменитого променада укра­шает узор, выложенный черной и белой плиткой, — один из проектов известного ландшафтного дизайнера Роберто Бурле-Маркса. Немного видоизменив рисунок, Лоран перенесет на стены спальни.

Роспись стены выполнена по эскизам Лорана Круассандо и представляет собой вариацию на тему черно-белых узоров мощеной набережной Ипанема.

Зона для чтения.

Эксперимент оказался настолько удачным, что для гостиной архитектор придуман еще одну «фреску», отдав на этот раз должное другому гению дизайна — Вернеру Па Ит о­ ну: рисунок взят с его знамени того ковра с черными и белыми кругами. «Получилось что-то вроде огромной картины, кото­рая не только украсила интерьер, но и задала чел кий ритм.

Одна из стен гостиной.

Те­перь оставалось определиться с третьим цветом. Им стал теп­лый, «как будто подрумяненный на огне» оранжевый оттенок паркета. Он отлично гармонирует с типажной мебелью из ла­кированного дерева, которую архитектор приобрел на руа до Лаврадио — известной в Рио-де-Жанейро улице антикваров. «Я искал объекты дизайнеров 1950-1960-х годов: Сержиу Ро-дригеса, Жуакина Тенрейру, Акилле Кастильони, Эро Саа-ринена». Компанию шедеврам классиков дизайна составила коллекция картин современных бразильских художников.

На фоне черной стены эффектно выделяется белая ниша, в которой выставлены картины и скульптуры бразильских художников.

Ат­мосфера столицы карнавалов сделала свое дело — Лоран на­рушил собственное «правило трех цветов», введя в интерьер яркие акценты сочного маково-алого цвета. «Это мой люби­мый оттенок, — признается архитектор, — он напоминает мне маковые поля во Франции, в долине Луары, где прошло мое детство. Я обожаю использовать его на глянцевых блестящих поверхностях». В бразильских апартаментах «расцвели как маков цвет» двери в гостиную, абажуры торшеров и некоторые предметы декора — получилось ярко и свежо. В конце концов, разве правила придуманы не для того, чтобы их нарушать.

Интерьер кухни выдержан в черно-белой гамме и оформлен в духе 1960-х годов.

Источник: журнал Elle Decoration, апрель 2012.

Нет похожих статей.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: